Где-то есть город, тихий как сон…

Иркутск. Этот город одновременно и родной и чужой. Как отец, который живет отдельно, потому что мать-когда-то ушла от него к другому.

Я часто езжу к нему в гости. Это не просто поездка в другой город. Каждый раз это поездка в память: как поездка к родному в прошлом и к чужому в настоящем человеку.

Как детство проведенное с отцом — заменяется отрочеством проведенным с правильным отчимом. Ни тот ни другой — не плохие. Оба хорошие. Но разные. И разлука с прошлым — нет-нет, да и подтолкнет сердце, да выдаст пару-тройку щемящих чувств в груди, несмотря на благополучное настоящее.

Ангарск — строгий, прямой. Проспекты, улицы. Лишь в старой части — запутанное движение. В новой — точный расчет, разумные решения.

Иркутск — наследник прошлого. Запутанные улочки центра, запрет на парковки (дабы не затруднять движение), торговые точки, культурные центры — все сплелось и смешалось в центральных районах. Все суетится, колышется массой людей, и только ночью — замирает, и уличное освещение и рекламные вывески теплят жизнь в центра Иркутска.

Другое дело микрорайоны. Там люди спят, проживают свои микро-драмы/трагедии/комедии. Там люди раньше знали соседей из близлежащих домов. Там любой ребенок был под присмотром любого родителя.И там же в девяностые была самая глубокая депрессия. Наркотики, грабежи, убийства. Спальные районы были синонимом неблагополучия. Но даже тогда они дышали жизнью.

И все тоже самое творилось в других городах — по всей России. И залегло теперь. Ушло на дно, спряталось, и ждет своего часа. Часа безденежья, поголовного нищенства. Скрылось за красивыми вывесками, за модными фасадами, за респектабельными названиями.

Но люблю я Иркутск не за его виды. Не за его заслуги в виде исторических и культурных центров. Я люблю Иркутск ничуть не меньше Ангарска в большей степени из-за памяти. Ностальгия по детству и умершим родным

По тому — что можно увидеть закрыв глаза, и дав на мгновенья волю памяти, фантазии, разуму.

И я вновь и вновь приезжаю в те места, где прошло мое детство. Где остановка «Болотная» — отражала суть этого места. Болото была справа и слева от дороги соединяющей микрорайон. Теперь же само болото закатано в бетон. Сверху стоит торговый  центр, и будущие мальчишки не познают радости открытия видов водной фауны в виде улиток, ручейника и даже лягушек.
Березовая рощица, недалеко от дома где рос — полегла в битве за точечную застройку. Теперь там малосемейное общежитие. А мальчишкой я там играл в покорителя полюса, в партизан, в войну. Строили из спрессованного ветрами снега — укрытия: стены, дома.

Переехав в Ангарск я был ужасно разочарован его ландшафтом. Тяжело привыкнуть к мысли, что для того чтобы прокатиться с горки — надо топать 5 километров пешком до поймы, в то время как в Иркутске — достаточно было выйти с подъезда.

Все детские воспоминания — связаны с Иркутском. Все теплое, доброе, светлое — Иркутск. Но это лишь эмоциональная память. Разумом — понимаешь, что все давно в прошлом. Все давно развалено, умерло, сгнило. И так можно сказать про любой город. Потому так и греют — детские воспоминания. Потому так и ноет в груди при просмотре фотографий Иркутска. Потому и жива в сердце надежда, что в таком или подобном виде или духе — вернется все туда, где оно по праву находилось.
Поделиться ссылкой:

0 0 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии