До края.

Еще не выплаканы нами, океаны слез.
Мы еще пребываем, в сладкой дымке грез.
И хотя нам до края, всего пять минут.
Чем ближе тем дольше секунды идут.

Время слов позади, и нет уж сил петь.
Но бежать вроде поздно, уже не успеть.
И хотя нам до края, всего пять минут.
Чем ближе тем дольше секунды идут.

С кучей друзей, на попутке до края.
С песнями Виктора Цоя, мы сбежали из рая.
И хотя нам до края, всего пять минут.
Пускай там за краем, еще подождут.

Маленький ад

Он не любил никогда никого,
Просто так проще и даже легко.
Не подпускал к себе никого близко,
Да не летал, но и не ползал низко.

Жил как и все:
Работа, семья.
Дети, жена, хобби, друзья.
Лишь вечерами съедала тоска,
Что не смотрел за облака.

И лишь один раз он дал слабину.
Не углядел и забрел в глубину.
Подхваченный ветром морского теченья,
Его уносило по волнам влеченья.
На глубине своих переживаний,
Он разглядел причину метаний.

И ужаснулся…
Отпрянул назад.
Вернулся обратно,
в свой маленький ад…

Жить как и все:
Работа, семья.
Дети, жена, хобби, друзья.
Чтоб вечерами съедала тоска,
Чтоб не смотреть за облака.

Временно нищим миллионерам

Я конечно был в курсе что миф про гараж в котором зарождаются миллионеры — довольно распространен, но чтобы настолько…

Заработай в гараже! Плохой сигнал

По мотивам этого видео родился стих (почему-то в ритме Маяковского в голове звучит):
Читать далее

Солнце

Закрыты ставни, заколочена дверь,
Не вьётся белый дым из труб.
Поселилась в сердце тоска-зверь,
И этот зверь необычайно груб.

А Солнце всё так же встаёт на востоке…

Сегодн­я я совсем пропал,
Наш дом забыт, заброшен.
Наполнен хламом наш подвал,
Но даже он теперь заколочен.

А Солнце всё так же встаёт…

Прогнил­и перила, провалились ступени,
Прохудилас­ь крыша, и окно покосилось.
Здесь жило наше счастье в неге и лени,
Но недавно оно с этим домом простилось.

А Солнце всё тоже…

Ушло счастье к другим,
Оставив нас сиротами.
А мы стоим и молчим,
Не знаем что случилось с нами.

Солнце.

Я умираю не издав ни звука…

Я умираю не издав ни звука,
Ничком лежу в густой траве.
И понимаешь — вот какая штука,
Я не смогу вернуться к тебе.

Напою я землю своею кровью,
Последняя капля — капля свинца.
Грудь разорвало безразличной войною,
Какое дело войне до юнца?

Последний вздох, пора прощаться,
Как жаль что не смогу тебе я написать.
Как глупо и нелепо расставаться,
С последним вздохом буду твоё имя шептать.

Заплачет­ небо пресными слезами,
И гром вздохнёт раскатисто и громко.
Я лежу с открытыми глазами,
А мир живёт всё так же звонко.

Вечер, темень и луна.

Вечер, темень и луна.
Ты идешь совсем одна.
По серебрянной дорожке,
Звонко каблучками ножки.
По ночной росе спешишь,
Как стрела в ночи летишь.
Перекресток, перекресток,
Светофор, подземный ход,
Все легко и очень просто,
Ты грустна и сердце лёд.
Сердце лёд, душа пожар,
Мыслей и раздумий пар,
Вечер, улица, луна,
Ты домой спешишь одна.
Он обидел и не понял,
Просто так вот,
Взял не обнял.
Не ответил на вопрос,
Не увидел твоих слёз.
Не взглянул тебе в глаза,
Не сказала свои слова.
Ты ушла и убежала,
Долго солнце провожала.
Вечер, темень и луна.
Ты теперь совсем одна.

Вдвоём

Смотри — это небо твое,
Я дарю его только нам,
Смотри это сердце мое,
Я рву его попалам.

Я стены сломаю любые,
Снесу без вопросов преграды.
Пускай языки треплют злые,
Мы тоже не очень им рады.

Пускай говорят что хотят,
Что нет ничего что нам свято.
Что мол на других не глядят,
А мы молча шлем всех куда-то.

День, вечер, ночь — только нам,
И каждое утро вдвоем.
Все только с тобой — попалам,
Мы только этим живем.

Нам больше не нужен никто,
Пускай нам завидуют люди.
Мы пьем нашу жизнь как вино,
Ведь главное, что мы любим.

Небо

Небо, такое глубокое,
Высокое…
Облака, такие белые,
Смелые…
Плывут по небу,
По белому свету,
По ветра потокам,
По жизни истокам….

Крылья, такие сильные,
Сизые…
Глаза, распахнулись,
Улыбнулись…
И я за облаками,
Кругами, кругами,
Вверх и ввысь,
Сжигая жизнь…

Лирика

Скучно писать о любви,
И рифма одна и итог.
Любовь, она же в крови,
Её не впишешь в красивый слог.

И распинается каждый снова и снова,
Ища как описать слепым то что не видят сами.
Что для самих пока что ново,
Но мнят себя уже сами с усами.

Скучно лирику в бумагу лить,
Все слова уже вроде сказаны.
Грустно так, что хочется выть.
По рукам и ногам все повязаны.

Марая бумагу, строча в свои блоги,
Пытаемся высказать необъяснимое.
Мы забываем как любят боги,
И верим во что-то на бумаге написанное.

Осенняя тоска

Прохладно, серо и тоскливо,
Шелестит из неба снег.
И время беззастенчиво, игриво,
Сильнее ускоряет бег.

Увядший край, кругом бело,
Уже дороги замело.
И чтобы выжить до весны,
Все мы — не мертвы, не живы.

Из ночи в день и снова в ночь,
Бежим по стрелке жизни прочь.
Всё ускоряясь силимся догнать,
А надо было постоять.